A-Z »   А-Я »   А »   Б »   В »   Г »   Д »   Е »   Ж »   З »   И »   К »   Л »   М »   Н »   О »   П »   Р »   С »   Т »   У »   Ф »   Х »   Ц »   Ч »   Ш »   Щ »   Э »   Ю »   Я »  
Информационный портал жанра «Шансон»    18+
Михаил Гулько
стиль сайта:
  Информационный портал шансона   Мобильная версия
Помощь

ВНИМАНИЕ! Данный трек предоставлен в ознакомительных целях и не предназначен для коммерческого использования.

Михаил Гулько
«Березы на зоне»

(народная)

Михаил Гулько на сайте «Информационный портал жанра русский шансон»

Михаил Гулько

Михаил Гулько

Березы, березы, березы,
Вам плакать уж больше невмочь.
Горьки и скупы ваши слезы
Как жизнь, уходящая прочь.

Вы плачете ранней весною,
Я ж плакал всю жизнь напролет,
И годы всей жизни - со мною.
Вот мой наступает черед.

...✍
Березы, березы, березы,
Вам плакать уж больше невмочь.
Горьки и скупы ваши слезы
Как жизнь, уходящая прочь.

Вы плачете ранней весною,
Я ж плакал всю жизнь напролет,
И годы всей жизни - со мною.
Вот мой наступает черед.

Я видел березы с этапа:
Вы ж плакали кровью тогда,
Но я, стиснув зубы, не плакал,
И нас унесли поезда.

Вагон, правда, мой не купейный,
И окна забиты на нем,
И нет в том вагоне забвенья
Ни утром, ни ночью, ни днем...
Профиль исполнителя:
Михаил Гулько
Главная страница профиля:
Михаил Гулько »

Жанр: классика русского шансона
Помощь

Направление жанра исполнителя определяется по вашим голосованиям.
Вы всегда можете проголосовать за жанр на странице профиля.
Результат голосования будет виден после обновления страницы.
Голосование с одного IP-адреса возможно только раз в сутки!

Проголосовать: Направление жанра исполнителя
Выберите одно из направлений жанра, наиболее подходящее к данному исполнителю Михаил Гулько
Результат голосования будет виден после обновления страницы.
Голосование с одного IP-адреса возможно только раз в сутки!
Направление жанра исполнителя:














Результаты голосования жанра
Результаты голосования по жанру.
Михаил Гулько:
классика русского шансона143
русский шансон38
авторская песня6
дворовая песня8
эстрадный шансон12
рок-шансон1
восточный шансон4
военный шансон11
русские песни и романсы5
еврейские песни8
цыганские песни7
актёрская песня4
Всего:247


В каталоге: Гулько Михаил

Родился: 23.07.1931
Статистика профиля:
Официальный сайт »нет
Фото исполнителя »есть
Биография »есть
Альбомы »9
Сборники »5
Песни » (всего)206
(уникальных песен)106
Тексты песен »3
Фотографии »39
Статьи »2
Видео »7
Статистика посещений профиля:
посетителивизиты
всего57134118737
сутки33
Михаил Гулько (23 июля 1931, Харьков, Украинская ССР, СССР) — автор-исполнитель русского шансона. Михаил Александрович Гулько родился в Харькове в 1931 году. Его отец был известным в городе человеком – бухгалтером книготорга, а мать - актрисой, пианисткой и певицей, поэтому в доме всегда царила музыкальная атмосфера. С детства учился музыке, пел на вечерах художественной самодеятельности под мамин аккомпанемент, позже – начал играть на аккордеоне и часто выступал на танцах и школьных вечерах с музыкальным сопровождением. После школы окончил горный факультет Московского политехнического института, самым активным образом сочетая занятия в институте с выступлениями в ресторанах, на эстраде, танцах и частными концертами. После окончания ВУЗа работал горным инженером в проектном институте и шахтах Донбасса, а затем ему предложили работу в Петропавловске-Камчатском. На Камчатке работал руководителем вокально-инструментального ансамбля, там ...
Читать дальше »

Михаил Гулько Статьи (2)

Михаил Гулько: «В Нью-Йорке мы все ходили вооруженные, считая, что «пусть лучше 12 судят, чем двое несут»
«Если вы научились быстро разворачивать и сворачивать карту автомобильных дорог, вы без труда научитесь играть на аккордеоне», — шутят музыканты. Бывшего харьковчанина, многолетнего нью-йоркского затворника Михаила Гулько часто называют Человеком с аккордеоном — сколько себя помнит, всегда держал в руках инструмент. И пел: «Мурку», «Поручика Голицына», «Институтку», «Окурочек»... В его неповторимом тембре звучит щемящая ностальгия не столько по навсегда утраченным местам, сколько по безвозвратно исчезнувшему времени...

Гулько — единственный исполнитель русской песни, которому «Нью-Йорк таймс» посвятила статью на две полосы. Дядя Миша дружил с Сергеем Довлатовым, выступал с голливудской звездой Лайзой Миннелли и пел для «красного миллионера» Арманда Хаммера. Он дружит с Иосифом Кобзоном, Аллой Пугачевой, Михаилом Шуфутинским, Александром Розенбаумом...

Это в него была безнадежно влюблена Людмила Гурченко. «...Поверьте, первому красавцу Голливуда Роберту Тейлору нечего было бы делать рядом с нашим Мишей Гулько, — написала Людмила Марковна в автобиографической книге «Аплодисменты, аплодисменты». — А для тех, кто не знает Роберта, его, ну разве что отчасти, может заменить Ален Делон. Потому что он был опасен. От него исходило запретное, редкое и чувственное, что называется, как я потом узнала, «мужским началом». Это «начало» — как деньги, как талант: или есть, или нет...».

Михаил Гулько сыграл в нескольких кинокартинах, например, в комедии «Примадонна Мэри», где его партнерами были известные российские политики Валерия Новодворская и Константин Боровой. Сняли фильм «Судьба эмигранта» и лично о дяде Мише, недавно отпраздновавшем очередной день рождения, порядковый номер которого он просил засекретить.

Легендарного шансонье обожают в России и Канаде, Франции и Австралии. Почти три десятилетия он живет за океаном, изредка, в перерывах между американскими концертами и студийными записями, прилетая на Батькiвщину. Мы встретились с Михаилом Гулько во время его короткого визита в Киев...


«ИЗ КОМСОМОЛА МЕНЯ ИСКЛЮЧИЛИ С ФОРМУЛИРОВКОЙ: «ЗА ПОВЕДЕНИЕ, НЕДОСТОЙНОЕ СОВЕТСКОГО СТУДЕНТА»

— Михаил Александрович, не фамильярно — обращаться к вам «дядя Миша»?

— Ничуть — так меня называют с легкой руки Миши Круга, с которым мы дружили до его последних дней: жили с женой у него в Твери, а он останавливался у нас в Нью-Йорке.

— Недавно в Тверской области нашли убийц Круга — ровно через шесть лет после трагедии...

— У людей отняли доброго, светлого, талантливого человека — часовни строил за свой счет, стольким помог... Какая неправильная смерть! Шли грабить, не получилось — стрельнули. Знали, что дома были деньги, ведь Михаил получал хорошие гонорары...

«После войны на базарах продавалось много трофейных аккордеонов — играя на них, я делал рекламу продавцам. В старших классах школы начал играть на танцах»

Я по сей день перезваниваюсь с его сестрой Олей, мамой Зоей и с Ирочкой (Ирина Мишина, вдова музыканта, поэта и композитора, после гибели мужа осталась одна с тремя детьми на руках, потом стала выступать под его псевдонимом. В одном из интервью Ирина рассказала: «Однажды у нас гостил дядя Миша Гулько и услышал, как я напеваю у плиты. Удивился: «Девочка моя, тебе же надо петь!»...— Авт.).

В прошлом году на гала-концерте «Шансон года-2007» в Кремле меня, кажется, тоже объявили: «Дядя Миша»...

— Думали ли вы, что будете петь со сцены Государственного Кремлевского дворца знаменитый «Окурочек», написанный вашим другом — поэтом-диссидентом, писателем Юзом Алешковским: «...и жену удавивший Капалин, и активный один педераст всю дорогу до дома шагали, вздыхали, не спускали с окурочка глаз...»? Причем под шквал аплодисментов...

— В концертах у Михаила Танича, с которым мы вместе работали, я тоже мог исполнять «Окурочек» или «Мурку», за которую меня когда-то в Москве чуть не уволили с работы и не выписали из квартиры. Между прочим, и с песней «Журавли» имел проблемы, ведь слова: «Здесь под небом чужим я — как гость нежеланный» считались антисоветскими...

Ой, что мы заходим издалека — давай я тебе расскажу все, что про себя знаю. Родился в Харькове перед войной, несколько лет провел в эвакуации — на Урале, в Челябинске. Моя мама была артисткой, а папа — бухгалтером книготорга.

До революции мой дед шил форму для русской армии. Он был купцом второй гильдии, состоятельным и уважаемым человеком, имел добротный дом, но когда мы вернулись на родину из эвакуации, нам досталась крошечная комнатка в коммуналке этого дома.

У нас часто звучала музыка: мама играла на пианино, а я к нему подходил лет с пяти, если не с трех. Помню патефон с множеством пластинок (очень любил Петра Лещенко и знал наизусть, наверное, сотню его песен — жалостливых, сентиментальных)...

После войны на базарах, куда мы ходили с ребятами, продавалось много трофейных аккордеонов — играя на них, я как бы делал рекламу продавцам. Потом папа купил мне личный инструмент, меня часто приглашали исполнить что-нибудь — в основном из репертуара Юрия Морфесси или Константина Сокольского.

В старших классах школы начал играть на танцах. Позже в Москве, после выхода на экраны фильма «Карнавальная ночь», я давал концерты с Люсей Гурченко — она пела, я аккомпанировал...

«После выхода на экраны фильма «Карнавальная ночь» я давал концерты с Люсей Гурченко — она пела, я аккомпанировал...»

— В Москве в то время существовало целое «харьковское землячество» — вы, Гурченко, Вадим Мулерман. Людмила Марковна уверяет, что не одна она была влюблена в человека с «дорогим лицом» — по вас вздыхали буквально все девушки Харькова. Она не преувеличивает?

— Люся всегда говорит только правду (смеется), но не стоит продолжать эту тему. Не люблю рассказывать также о семейном положении, годе рождения, вероисповедании, зарплате...

— Не в деньгах счастье, как любит говорить Билл Гейтс...

— Ты шутишь, а журналисты обычно ужасаются: «О чем же с вами беседовать?!», но ведь когда девушку приглашают работать в магазин, она не должна спать с боссом. Так что давай договоримся, золотце, если спросишь меня о моих отношениях с женщинами, отвечу: «Разрешите оставить без комментариев...» (В нью-йоркском театре «Миллениум» на презентации восьмитомника Дмитрия Гордона «Герои смутного времени» Михаил Гулько был с симпатичной блондинкой — женой Татьяной. Артист признавался, что в молодые годы обычно сам «снимал» девушек, но потом ему стало неудобно кадрить. По просьбе Гулько его познакомили с тихой учительницей русского языка — как раз о такой он мечтал. Милая женщина с Чукотки — педагог и психолог — ничего не знала о знаменитом певце, зато оказалось, что у них с дядей Мишей множество общего: страсть к путешествиям, любимые книги, фильмы, песни. — Авт.).

— Наверное, в детстве вы читали дефицитные книги, которые не могли достать другие ребята?

— Боже сохрани, только то, что было модно, — детективы Пронина, романы Ремарка, классику, естественно: Лескова, Куприна, Шишкова с его «Угрюм-рекой». Папа понимал, что ребенку нельзя давать ничего запрещенного. Я много занимался музыкой — как говорится, женился на песне.

— Несмотря на страсть к музыке, в консерваторию вы даже не поступали...

— Родители настояли, чтобы я шел в технический вуз. Правда, оттуда меня отчислили — за то, что отказался поехать на сельскохозяйственные работы в колхоз. Причем «отказником» я стал перед самой защитой диплома... В общем, из комсомола меня тоже исключили — с формулировкой: «За поведение, недостойное советского студента». Следом за ректорским приказом об отчислении студента-выпускника пришла повестка из военкомата о призыве в армию, но к тому времени я уже был офицером запаса.

Перевелся на горный факультет Московского политехнического института, после учебы вернулся в Украину — на Донбасс, где работал горным инженером.


«НА КАМЧАТКЕ МНЕ СКАЗАЛИ: «ИНЖЕНЕРОВ МНОГО, А МУЗЫКАНТЫ НУЖНЫ»

— Вдоволь надышались воздухом шахт?

— 12 лет отдал горной промышленности (вернее, 17 — со второго курса мы уже ездили на практику). Все было на моих глазах: обвалы, взрывы метана, только об этом никогда не писали в газетах — говорили между собой... На шахтах я почти все работы перепробовал. Спускался на тысячу метров под землю в узеньком лифте, в котором помещалось два-три человека. Клеть эта практически без дверей — они не нужны, ведь ствол шахты такой узкий, что выпасть не дает.

— Не случалось ли в подземелье такого, что во второй раз лезть не хотелось?

— Всякое бывало. Но, во-первых, у меня имелись обязательства — как ИТР я должен был периодически находиться под землей, ведь проектировал шахты Донецкого бассейна, работая в Харьковском НИИ «Южгипрошахт».

Впрочем, в Харькове меня знали все ресторанные музыканты — я всю жизнь пел на свадьбах, днях рождения, праздничных вечерах. Уехавшие на севера земляки стали соблазнять и меня: мол, приезжай, вместо своих 150 рублей на материке будешь получать 300. Куда только меня не приглашали: в Магадан, Мурманск, Братск, на Кольский полуостров, в порт Ванино. Ничего не хотел — у меня как раз дочь родилась, я спокойно работал инженером, по вечерам выступал в ресторанах. Был обеспечен материально и удовлетворен морально, но однажды понял: тот край манит и меня.

— Захотелось тихоокеанским воздухом подышать?

— Поехал не из-за денег — скорее «за туманом». Были допуски в тот режимный район, где граница, японцы, атомные подводные лодки, поэтому разрешение выдали быстро. На Камчатке меня сразу же пригласили в отдел культуры обкома компартии и сказали: «Инженеров много, а музыканты и артисты здесь нужны как идеологические работники. Будете поддерживать дух моряков, которые уходят на полгода в рейс, а за это время у них рушатся семьи... Поздравляем, Михаил, вы назначены руководителем ансамбля Камчатского морского пароходства»...

Шут с нами! Михаил Гулько и великий клоун Юрий Никулин

Дядя Миша с Анжеликой Варум и Леонидом Агутиным








«ВАДИМ КОЗИН ПИЛ ТОЛЬКО СУХОЕ ВИНО И ЗАКУСЫВАЛ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО СЫРОМ»

— Ансамбль, кажется, при ресторане? Странно получать обкомовское распределение в кабак...

— Ресторан «Океан» в Петропавловске-Камчатском считался своего рода профессиональным клубом, ведь туда приходили только моряки — военные, с рыболовецких сейнеров и торговых судов. У меня был свой коллектив из пяти человек: барабанщик, басист, пианист, вокалист и органист. Иногда отправлялись в командировки — обеспечивали культурную программу для моряков прямо на бортах: шли Охотским морем до бухты Нагаево, в Магадан... В Магадане мне посчастливилось побывать в гостях у Вадима Козина...

— Вас привели к мэтру как молодого музыканта?

— Когда мы приплыли в Нагаево (вернее, пришли, как говорят моряки), нам показали городскую достопримечательность — квартиру врага народа Козина, арестованного, лишенца, не имеющего права покидать черту оседлости — Магаданскую область... Потом я сделал о нем несколько радиопередач, как и об Александре Вертинском, Петре Лещенко...

— Козин был уже не молод?

— Весьма почтенного возраста. Он ведь умер в 90 лет...

— Вы шли к звезде с пустыми руками или с икоркой и водочкой?

— Икрой там никого не удивишь. Мы часто менялись с моряками южных флотилий, заходивших в порт на ремонт или разгрузку: четыре килограмма красной икры — на полтора черной. Направляясь к Козину, мы, конечно, первым делом спросили у администратора, что принести: сало, водку? Оказалось, Вадим Козин пил только сухое вино и закусывал исключительно сыром.

Кстати, потом к нему приезжал Иосиф Кобзон. Были и представители Моссовета: мол, Вадим Алексеевич, вас приглашает страна, Россия вас ждет. Знаменитый певец сказал: «Буду жить, где живу»...

На Камчатке я четыре года работал в порту — на благотворительных условиях поднимал самодеятельность местных судоремонтных заводов. За это мне дали комнату, так что жил припеваючи.

— Что же вы тогда припевали, ведь «Поручик Голицын» и «Мурка» были для советского народа классово чуждыми элементами?

— «Ну что тебе сказать про Сахалин», «Варяг», позже — Высоцкого, Окуджаву, модные советские песни, ну и народные, конечно (среди моряков были люди всех национальностей, много украинцев). За вечер звучало композиций по 60... С Камчатки мы ездили на юга — в отпуск на шесть месяцев, представляешь! Правда, раз в три года. Я работал в Сочи и Ялте, туда прибывали истосковавшиеся по солнцу камчадалы, так что образовалось большое количество связей...

«Как молоды мы были!». С Николаем Караченцовым.

— Как вы оказались в Москве?

— С доплатой выменял себе комнату, женился. Мы со второй супругой купили кооперативную квартиру, я работал в дипломатических корпусах, поскольку «был допущен», как говорится...

— В столице СССР как раз шли очередные гонения на деятелей культуры — выявляли и изгоняли с руководящих должностей тех, кто не имел формальных документов об образовании, а у вас они были...

— На Камчатке я окончил дирижерский факультет музыкального училища, что дало мне право возглавлять несколько вокально-инструментальных ансамблей, в том числе известный в те годы «Эрмитаж», где работали четверо музыкантов — один лучше другого. Пел в нашей группе и Сережа Коржухов, царствие ему небесное (20 июля 1994 года Сергей упал с балкона своего дома и разбился насмерть. — Авт.).

— О вас ходит множество слухов: что Гулько — последний белогвардеец (хотя в таком случае вам нужно было бы родиться, как минимум, лет на 30 раньше), что вы изрядно помыкались по тюрьмам и лагерям...

— Это потому, что я записал целый цикл песен о белой гвардии, эмиграции, местах заключения. Кстати, в колониях пою о солнце, маме, детях, но не о тюрьме. Нельзя трогать души людские — там ведь сидят осужденные за убийство, люди с такими сроками, что тебе и не снилось. Для них приезд артиста — огромное событие (в лагерях и зонах я всегда выступаю безвозмездно).


«ЗЕК ОТДАЛ МНЕ СВОЙ НОЖ. Я ЕМУ СКАЗАЛ: «ВОТ И ХОРОШО, ТЕПЕРЬ ТОЧНО НИКОГО НЕ ЗАРЕЖЕШЬ»

— Помните впечатления от первого концерта за колючкой? Вы ведь выросли в благополучной семье, потом все тоже складывалось ровно и гладко...

— Ну, милая моя, на зоне могут выступать не только те, кто сидел!

Между прочим, в Харькове, где я не был уже лет 40, в моем детстве вокруг были базары, парадные с обязательной бутылкой водки или вина, так что блатные песни я принимал как военные, народные...

— Я же не о репертуаре — перед вами сидели мужики, которые, может быть, семерых замочили, и плакали под ваши лирические композиции...

— Ну, плакать они себе не позволяют. Не поверишь, получаю там очень положительную энергетику — большой заряд тепла, уважения. Это как раз самая благодарная публика: они находятся в беде и особенно ценят, когда для них устраивают концерты.

Узнав, что Пугачева на гастролях в Америке и ужинает в ресторане, дядя Миша взял свой аккордеон и приехал к Алле

— Заключенные делали вам подарки: сплетенные из ниток, вылепленные из хлеба, выточенные из ложек?

— Много всего дарили. Один зек отдал мне свой нож. Я ему сказал: «Вот и хорошо, теперь точно никого не зарежешь»...

Только у меня в Москве все стабилизировалось, дочка Леночка с первой супругой эмигрировали за границу. Через некоторое время позвонила из Америки: «Папа, приезжай» (она привыкла, что отец всегда где-то рядом). Разлука с ней меня просто подкосила — решил ехать. Тогда как раз выпускали, правда, в одну сторону...

В 1980 году очутился в Нью-Йорке. Окончил одногодичный компьютерный колледж, думал, к музыке уже не вернусь...

— Языком владели?

— Немецким. Английский выучил уже за океаном, но пел только русские песни. Все же решил поискать работу музыканта. Машины еще не было — садился на велосипед, объезжал окрестные кабаки. Первый велосипед я купил за 10 долларов у подозрительного темнокожего парня (кстати, если полиция ловит на приобретении краденого, вора отпускают, а покупателя судят)...

Сначала по советской привычке я приходил к руководителю оркестра и спрашивал, нужен ли певец, аккордеонист или клавишник. Везде отвечали: «Нет, спасибо». Хорошо, что мне подсказали: нужно сразу идти к хозяину ресторана...

Первое заведение, куда я попал, называлось «Скрипач на крыше» — его держал, пока не разорился, эмигрант послевоенной волны Федор Иванович. Через некоторое время меня пригласили в другое место — уже в русском районе... В Нью-Йорке для меня началось самое главное — я стал выпускать кассеты и грампластинки: «Синее небо России», «Сожженные мосты», «Песни военных лет». У людей к ним появился большой интерес, записи переправляли в Россию...

С народным артистом СССР Махмудом Эсамбаевым


— Интересовались вами не только бывшие земляки, но и американские миллионеры вроде Арманда Хаммера...

— Для концерта в честь 70-летия Хаммера, кстати, рожденного в семье эмигрантов из Одессы, меня выбрали как исполнителя русских песен. Организаторы торжества переслушали множество ресторанных музыкантов и остановились на моей кандидатуре. Сделали предложение, я его принял, гонорар просто не обсуждался (это же выход из Брайтона на Манхеттен, то есть совсем другой уровень).

Когда я подъехал к роскошному отелю «Уорлд орф Астория», где номер стоил 1500 долларов в сутки, на своем стареньком «олдсмобиле» с разбитым бампером (я купил его за 100 баксов), охрана меня не пропустила. Вокруг — одни «роллс-ройсы», короли-королевы, аристократы в бриллиантах, но показал приглашение, и швейцары без звука посторонились.

Мне выделили ровно три с половиной минуты для поздравления юбиляра — я спел попурри из «Катюши», «Подмосковных вечеров» и романса «Дорогой длинною». Хаммер обалдел — это стало для него сюрпризом. Попросил, чтобы нас познакомили, мы сфотографировались, он пригласил меня к себе в Калифорнию, но я, конечно, никуда не поехал...


«ПУГАЧЕВА РАССЛАБИЛАСЬ — ВСЕ БЫЛО КЛЕВО, РЕБЯТА ОСОБО НЕ ДАВАЛИ К НАМ ПОДОЙТИ»

— С Лайзой Миннелли вы тоже пересеклись в дорогой гостинице?

— Нет, вместе работали в сборном концерте, посвященном завершению гастролей советского цирка в Нью-Йорке, — я аккомпанировал и ей, и Юрию Никулину, спевшему свой хит «Про зайцев».

Москвичи тогда с ошеломляющим успехом выступали в зале «Радио-сити» на Манхэттене. На банкете после премьеры, куда меня пригласили Юрий Владимирович с сыном Максимом (как он похож на отца — те же глаза!), я и впервые увидел Миннелли. Она — эстрадница, звезда мюзикла «Кабаре» — просто обалдела от этого цирка, где люди на ходулях крутили двойное сальто, и пришла поздравить коллег. Лайза узнала, что я исполняю песни Высоцкого, рассказала о дружбе с Мариной Влади. Тогда специально для Миннелли я спел «Корабли»: «Возвращаются все, кроме тех, кто нужней»...

— Вы сейчас выступаете в ресторанах?

— Нет, давно не работаю в ресторанах Брайтона — разъезжаю по всему миру. Благодарен судьбе, что меня приглашают в Канаду, Германию, Австралию, куда 24 часа лету...

— Очень ли отличается американская публика от европейской или австралийской?

— Нет, деточка, я ведь пел в основном для русских, выбирал то, что им близко... Вернуться нельзя — дорога закрыта. Когда тебя не пускают, особенно хочется, но это как с лечебным голоданием: если знаешь, что в доме полный холодильник, не страшно сидеть без еды хоть неделю...

— Вы экспериментировали с режимом питания?

— Одно время было модно голодать по Брэггу, чистить организм — все попробовали. Кстати, мой папа с гражданской войны болел желудком — мама всю жизнь готовила только два блюда: манную кашу и куриный бульон. Впрочем, к моим песням это отношения не имеет. Не будем отвлекаться...

Михаил Александрович общался со многими авторитетными людьми, в том числе с «красным миллионером» Армандом Хаммером


— Сначала ваши диски были запрещены на родине, а теперь вас не могут зазвать обратно...

— Высоцкого тоже запрещали, но все его слушали... В 1993 году, когда я уже объездил Европу, встречался в Нью-Йорке с Кобзоном, Магомаевым, Пугачевой, дружил со всеми советскими звездами, в США прилетела делегация московской мэрии: Юрий Лужков, его заместитель Владимир Ресин. Меня пригласили в Москву как почетного гостя, и я туда прибыл — впервые после отъезда.

— Сердце дрогнуло?

— Конечно, я был под большим впечатлением — особенно когда вспомнил, как уезжал, а на меня смотрели волком. Теперь же встречали в депутатском зале с цветами и коньяком, как героя. Столько внимания! Попал в руки главных лиц Москвы, поселили в прекрасной гостинице, даже выступать не давали: «Миша, пусть поют за вас...».

Квартиру предлагали, чтобы в отелях не жил, хотя для этого нужно было получить российское гражданство (советское у меня отняли, когда эмигрировал). Только я решил: уж лучше буду приезжать в гости как гражданин Соединенных Штатов...

— Вы так пронзительно спели в заглавной песне альбома «Синее небо России»: «Я нигде без тебя не утешусь, пропаду без тебя, моя Русь...», а потом не решились вернуться. Значит, ностальгия лечится временем?

— Ностальгия — это «морока», как писала Марина Цветаева. Я полон жизненной энергии и просто никогда не думаю об этом. Хотя, в принципе, получив российское гражданство, мог бы жить в Америке, артисты ведь — люди Вселенной...

Сейчас за океан часто прилетают артисты из России. Много лет назад здесь на гастролях была Алла Пугачева. Я уже заканчивал работу около полуночи, когда мне сообщили, что она ужинает в одном из ресторанов. Знал, что у нее есть мой альбом и что она очень хотела познакомиться...

Приехал с аккордеоном, мы сели за общий стол, нам подали борщ, водку... Мы с ней танцевали и пели чуть ли не до утра. Пугачева расслабилась... Обычно у нее губы сжаты, достают ведь люди, но тут все было клево. Ребята особо не давали к нам подойти... Кстати, присутствовал и ныне покойный известный продюсер Юрий Айзеншпис (кажется, это он Аллу тогда и привозил).

Утром Пугачева улетала через Хельсинки в Ленинград. Мы с друзьями решили сделать сюрприз: приехали в аэропорт, где она сидела в зале ожидания со своим коллективом и дружком — Александром Кальяновым. Алла была в шляпке и темных очках, очень грустная. Мы простились, она ушла к стойке регистрации, а я с аккордеоном отправился за ней, наигрывая ее хит: «Без меня тебе, любимый мой, земля мала, как остров...». Алла чуть не прослезилась: мол, все, too much, пока! Охрана аэропорта пропустила меня в зону только для улетающих, подумав, что идет съемка. Потом, когда Пугачева выступала в Мюнхене с Владимиром Кузьминым, я передал ей ту видеозапись...

Гулько повезло выступать вместе с голливудской мегазвездой Лайзой Миннелли

— Земля мала, дядя Миша...

— А то! На гастролях в Калифорнии я зашел в один из русских ресторанов Лос-Анджелеса — там сидели поэт-песенник Леонид Дербенев и композитор Максим Дунаевский. Узнав, что у Леонида Петровича как раз день рождения, я вышел на сцену и спел его же песню «Есть только миг» из кинофильма «Земля Санникова». Как он был тронут!

Недавно заезжали Владимир Познер с Ваней Ургантом — снимали фильм «Одноэтажная Америка» и попросили: «Миша, будьте нашим сопровождающим». Когда Светлана Сорокина делала программу «Русские», пришлось и для нее стать гидом по Брайтон-Бич, где я все это время живу. Концерты записывали у меня дома — на крыше я пел под свой аккордеон...


«В НЬЮ-ЙОРКЕ ПОСЕТИТЕЛИ РЕСТОРАНА ПАЛИЛИ НЕ ДРУГ В ДРУГА, А В ПОТОЛОК, ХОТЯ СТОИЛО БЕРЕЧЬ ГОЛОВУ ОТ РИКОШЕТА»

— В одном из ваших клипов есть слова о березах: «Вы плачете ранней весною, я плакал всю жизнь напролет». Это просто поэтический образ или действительно можете всплакнуть?

— Слезы — эмоциональная реакция, когда я слушаю песни, например, Владимира Семеновича Высоцкого. Это Бог, и не только для меня! С первых дней я понимал, что он — гость в нашем мире и не может оставаться на земле долго. От его песен могу плакать и смеяться одновременно...

В австралийском Сиднее на концерте для детей офицеров Белой гвардии и инженеров Китайско-Восточной железной дороги меня просили войти в роль, надев папаху и мундир. Когда я запел: «Господа офицеры, я прошу вас учесть, кто сберег свои нервы, тот не спас свою честь...» (песня Александра Дольского. — Авт.), люди в зале зарыдали. Я увидел платочки в руках русских женщин и едва смог продолжать — они ведь плакали о своих расстрелянных отцах...

— Михаил Шуфутинский вспоминал, что, записывая ваш альбом «Синее небо России», в котором он делал аранжировки, вы с ним и сами всплакнули — так вас проняло...

— Режиссер-американец не мог понять, что с нами происходит, — мы долго пытались на ломаном английском объяснить ему, что означают слова: «А березки, как девки босые, на прощанье мне машут рукой». Ну непонятно американцу, как деревья могут жестикулировать...

— Дядя Миша, опять вопрос с оглядкой на спетые вами строки «Вот вам крест, что я завтра повешусь, а сегодня я просто напьюсь»: водка отнимала ваших близких друзей?

В хоккей играют настоящие мужчины... С Павлом Буре

— Спились очень многие — и на Севере, и в эмиграции... Это Русская рулетка — 10 человек пьют, один гибнет...

— Как можно удержаться от рюмки, работая в ресторанах, где благодарные слушатели непременно хотят угостить артиста?

— Мне даже не надо себя сдерживать — просто нет никакого желания. Говорят, работникам шоколадной фабрики сладенького не хочется. Когда в ресторане видишь драки, поножовщину, это дисциплинирует...

— Значит, вы не шутили, когда рассказывали, что в ресторане с куприновским названием «Гамбринус» пели в мотоциклетной каске Harley-Davidson, потому что там «постреливали»?

— Будем считать это спектаклем, в котором я мог надеть любой костюм. Сначала было очень романтично петь в кромешной темноте с периодическими вспышками выстрелов... Но посетители ресторана палили не друг в друга, а в потолок — от избытка чувств, хотя стоило беречь голову от рикошета. Наше заведение находилось в полуподвале, на первом этаже жила глуховатая старушка — хорошо, что она не слышала этот грохот...

— Разве артист не чувствует свою уязвимость в разгоряченной алкоголем аудитории?

— Случалось, я исполнял красивую песню, улыбался и для куража посвящал ее какой-нибудь Тане, Наташе или Оле. Телка с таким именем разворачивала своего лоха ко мне спиной и лыбилась мне намазанным ртом. Ее спутник въезжал в ситуацию и спьяну грозил: «Погоди, встречу тебя после концерта!». Это было опасно, конечно...

— Но ведь в Нью-Йорке можно носить с собой пистолет?

— Для этого нужно специальное разрешение. Мы его нарушали, конечно, — все ходили вооруженные, считая, как в известной присказке: лучше пусть 12 судят, чем двое несут...

— А что за история случилась с Юрием Кукиным, которого вам пришлось ставить на ноги после автомобильной аварии?

— Не успел Кукин с другом прилететь в Нью-Йорк, как кто-то врезался в их автомобиль (бампер валялся прямо на проезжей части)... Ну как советскому гражданину обратиться в американскую клинику? Пришлось посодействовать... Впрочем, вечером мы уже пели — он сильный мужик, альпинист, мастер спорта по фигурному катанию. Машину мы тоже подвязали, подрихтовали — и порядок.

С Юрием мы познакомились еще в 1968 году на Камчатке. Ночью меня вызвал швейцар гостиницы, сказав, что спрашивает какой-то бомж. Я увидел усталого мужчину в телогрейке: небольшого роста, с опухшими веками (там все друг на друга похожи — метель, холод, снег). Незнакомец представился Юрием Кукиным. Я обрадовался: «Юра, заходи, дорогой!». Тогда он мне и подарил песню «За туманом», а потом вспоминал, как на Брайтон-Бич Миша Гулько превратил его гимн туристов в «песню интуристов»...

Автор: Татьяна ЧЕБРОВА
Газета «Бульвар Гордона» № 37 (177), 16 сентября 2008
http://www.bulvar.com.ua/arch/2008/37/48d0f3bb64503/
За содержание статьи администрация сайта «Информационный портал шансона» ответственности не несет.
При копировании текстов и фотографий с сайта «Информационный портал шансона» ссылка на russianshanson.info обязательна.
Альбомы шансона 2001-2014 года »
Хиты просмотров за сутки »
Биографии исполнителей шансона »
Андрей Бандера (Эдуард Изместьев)
Андрей Бандера (Эдуард Изместьев) »
Эдуард Анатольевич Изместьев (род. 25 апреля 1971 года, Кизел, Пермская область) - российский композитор, аранжировщик, звукорежиссёр, саунд-продюсер и исполнитель песен. Имя Андрея Бандеры услышали совсем недавно. После ротации его песен «Ивушки», «Русь» и «Клен» на радио «Шансон», творчеством певца заинтересовались в интернете. А телефоны радиостанции разрывались от шквала звонков. К...
Александр Розенбаум
Александр Розенбаум »
Александр Яковлевич Розенбаум (р. 13 сентября 1951, Ленинград, СССР) — советский и российский автор-исполнитель, актёр и писатель, заслуженный артист РФ (1996), народный артист РФ (2001). Александр Яковлевич Розенбаум родился 13 сентября 1951 года в Ленинграде, в семье студентов-однокурсников 1-го Медицинского института Якова Шмарьевича Розенбаума и Софьи Семёновны Миляевой, профессиональная деятельность которых...
Михаил Загот
Михаил Загот »
Михаил Александрович Загот — профессиональный литературный переводчик с английского языка, член Союза Переводчиков России и Союза Писателей России, поэт-песенник, автор и исполнитель собственных песен. Окончил общеобразовательную школу, а также три класса музыкальной школы при консерватории. Затем окончил Московский радиотехнический техникум и переводческий факультет МГПИИЯ им. М.Тореза (МГЛУ). Играл в ансамбле...
Владимир Ждамиров
Владимир Ждамиров »
Ждамиров Владимир Николаевич (род. 6 августа 1958, Лиски, Воронежская область) — один из современных представителей русского шансона. С 2001 года по 2014 год являлся солистом и автором музыки группы «Бутырка». В молодости у Владимира были и хулиганство, и приводы в милицию. В 1997 году познакомился с Олегом Симоновым — будущим коллегой...
Этот день в истории: 27 января »
Елена Ваенга
Родилась
Елена Ваенга »
р. 27.01.1977
Семён Канада
Родился
Семён Канада »
р. 27.01.1954
Оксана Орлова (Башинская)
Родилась
Оксана Орлова (Башинская) »
р. 27.01.????
Леонид Телешев
Родился
Леонид Телешев »
р. 27.01.1962
Александр Шеваловский
Родился
Александр Шеваловский »
р. 27.01.1953
Андрей Школин
Родился
Андрей Школин »
р. 27.01.1968
Вячеслав Лапин
† Умер
Вячеслав Лапин »
22.10.1969 - 27.01.2017
«Russianshanson.info» — портал о русском шансоне.
Новости шансона, афиша концертов. Биографии, дискографии и фотогалереи исполнителей и групп. Тексты песен, музыка в mp3. Статьи.

На сайте «Информационный портал шансона» Вы можете найти информацию об исполнителе Михаил Гулько.
Доступны следующие разделы: «Биография», «Дискография», «Тексты песен», «Статьи», «Фотогалерея».
При наличии в каталоге сайта ссылок на видео с youtube.com Михаил Гулько автоматически появляется раздел «Видео онлайн».
В разделе «Ссылки» можно найти список сайтов о творчестве исполнителя или добавить самостоятельно сайт с информацией об исполнителе.
Материал для страницы Михаил Гулько взят из открытых источников или добавлен пользователями сайта «Информационный портал шансона» и является собственностью автора.
За содержание текстов и фото администрация сайта ответственности не несет.
При копировании текстов и фотографий с сайта «Информационный портал шансона» ссылка на russianshanson.info обязательна.
Если Вы обладаете уникальными обложками альбомов исполнителей (лицевая/оборотная стороны) или теми, которых на данный момент нет на портале в дискографии исполнителей, или они лучшего качества и большего размера – поделитесь, будем благодарны!
Просьба фотографии присылать без логотипов!
Для ускорения занесения информации по исполнителю Вы можете отправить заявку на или задать вопрос, заполнив форму здесь

Нашли опечатку, ошибку, неточность в тексте на данной странице Михаил Гулько:

Заполните форму и отправьте нам »
- выделите и скопируйте нужный фрагмент текста на текущей странице, а затем вставьте его в поле «Ошибка в тексте»
- в поле «Правильный вариант» напишите исправленный текст или опишите неточность(поправку), желательно указав источник(адрес сайта)

Ошибка в тексте: *
 
Правильный вариант:
 Защита от автоматических сообщений: