Каталог: Михаил Дюков

Михаил Дюков
Статистика
посещений профиля:
посетителивизиты
всего3374258251
сутки1013
Профиль :

Михаил Дюков

Дата рождения: 25.01.1973

Михаил Дюков «В ресторане» г. Калининград, 2002 г

Содержание:



1. «В ресторане» (август 1994 г.)

2. «Сыграй, Алеша!» (август 2002 г.)

3. «А в России снега…» (август 1998 г.)

4. «Давай потанцуем» (октябрь 1998г.)

5. “Пахан“ (март 1996г.)

6. “Моя улица“ (май 1992 г.)

7. «Тапер» (октябрь 1994 г.)

8. «Сирень» (май 1997 г.)

9. «Дорогая, прости…» (ноябрь 2001 г.)

10. «Мне – не наливать!!!» (февраль 1997 г.)

11. «Все будет хорошо» (июль 1997 г.)

12. «Римское танго» (февраль 1998 г.)

13. «Дворовый балагур» (апрель 1998 г.)

14. «Осенняя» (октябрь 1998 г.)

15. «Старое пальто» (октябрь 1998 г.)

16. «Я таможни не боюсь…» (август 1992 г.)

17. «Поговорили» (февраль 1993 г.)

18. «На таможне…» (февраль 1994 г.)

19. «Медленный танец» (декабрь1996 г.)

20. «Я приеду…» (январь 1997 г.)

21. «После дождя» (февраль 1997 г.)

22. «Письмо на волю» (май 1994 г.)

23. «Ты далеко…» (август1995 г.)

24. «Пара голубей» (апрель 1997 г.)

25. «Суета» (апрель 1997 г.)

26. «Послевоенная» (июль 1997 г.)

27. “Зимний романс” (февраль 1999г.)

28. “Ангел ночи” (февраль 1999г.)

29. “Журавли” (февраль 1999г.)

30. “Ваши розы” (март 1999 г.)

31. “Я подарю тебе Москву” (май 1999 г.)

32. “Милый, родимый” (июль 1999 г.)

33. “Брату Жемчужному” (июль 1999 г.)

34. “Не жалей меня“ (ноябрь 1999г.)

35. “В серой кепке“ (декабрь 1999г.)

36. «В моей горсти» (октябрь 1998 г.)

37. “Кресты“ (январь 1992 г.)

38. “Закури, браток“ (май 1995 г.)

39. “Коммунальная квартира“ (февраль 1998 г.)

40. «7-47» (июнь 1999 г.)

41. «Париж» (июнь 1997 г.)

42. «Тост за друга» (май 1995 г.)

43. «Песенка о себе» (май 1997 г.)

44. «Ни письма, ни звонка» (октябрь 1998 г.)

45. «В магаданском ресторане» (май 2001 г.)

46. «Зековский вальс» (сентябрь 1998 г.)

47. «Окончен путь» (март 1992 г.)

48. «Песенка» (февраль 1995 г.)





© Дюков М.Н, 2002 г., e-mail: garden5000@mail.ru







«В ресторане»



Сигарету я свою закурю

Или пусть она сама догорит,

Но тебя я, извини, не люблю,

Да и что уже о том говорить.



А калина на губах загорчит,

Из нее подавлю я вино,

Почему же так сердце стучит?!

Да и впрочем, мне уже все равно...



Неприятно подкатится ком,

Мне куда-то под шарик-кадык,

Да, когда-то был с тобою знаком,

А теперь, извини уж, отвык.



Ты мне что-то бросишь в лицо,

Но я мимо ушей пропущу,

Вот налью я в стаканчик винцо

И немного так погрущу.



Грусть со мной посидит за столом,

С ней мы выпьем за годы мои,

Хорошо нам сидеть с ней вдвоем,

Коротать эти длинные дни…



Сигарету я свою докурил

И погас огонек тот во тьме,

Да вина вот слегка пригубил,

Хорошо и спокойно так мне.



(август 1994 г.)



© Дюков М.Н, 2002 г.



«Сыграй, Алеша!»



Алеше Димитриевичу посвящается…



Сыграй, Алеша, на гитаре

И спой душевно про любовь –

Романс цыганский тот и старый,

Чтоб в жилах закипела кровь.



Две гитары под окном

Жалобно завыли,

С детства памятный напев,

Милый, это ты ли?...



Сыграй, Алеша, на гитаре,

Мол, мама, жулика люблю,

В кабацком водочном угаре

Терзай гитарную струну.



Фраер топает за мной,

А мне нравится блатной,

Мама, я жулика люблю.

Жулик будет воровать,

А я буду пропивать,

Мама, я жулика люблю.



Сыграй, Алеша, на гитаре

Свой знаменитый мне «Табак»,

Как ты хорош в дуэте с Валей

И задушевно это так.



Раньше я курил махорку,

А теперь курю табак…



Сыграй, Алеша, на гитаре

О том, что, мол, окончен путь,

И в Аргентине не остались,

Мол, мы в Париже… как-нибудь.



Окончен путь. Устала грудь

И сердцу хочется немножко отдохнуть.

Ушли мечты, ушла и ты.

Ведь нам с тобою теперь не по пути.



Сердце истомилось, истаскалось,

Душа в Россию ищет троп...

“Как хороши, как свежи были б розы

Моей страной мне брошенные в гроб...”



(август 2002 г.)



© Дюков М.Н, 2002 г.



«А в России снега…»



Вновь в России падает снег,

Вновь в России стоят холода,

Нам обратной дороги нет

Ни вчера, ни сейчас, никогда.



Припев: А в России снега.

А в России тоска.

Дай мне, Господи, силы

Не сойти, не сойти с ума.



В белом церкви стоят купола,

Что наколками лягут на грудь,

Не понять, не забыть никогда,

Каждый сам выбирает свой путь.



Припев.



И без песни этап пройдет,

А под снегом уснула земля

И подснежник весны все ждет,

Чтобы радовать вновь тебя.



Припев.



Магадан кому ли, Париж,

Но Россия у нас такова,

Что всегда по воле грустишь,

Как в окно постучаться снега.



Припев.



(август 1998 г., декабрь 2002 г.)



© Дюков М.Н, 2002 г.



«Давай потанцуем»



Н. Лебедевой



Давай потанцуем на свадьбе твоей,

Все заняты гости, закуску смакуя,

А я возвратился из прожитых дней,

Давай потанцуем,

Давай потанцуем?!



Давай потанцуем и взвилась рука,

Ее незаметно и страстно целую,

Она очарует небесно-легка…

Давай потанцуем,

Давай потанцуем?!



Давай потанцуем на свадьбе твоей

И муж не заметит, он многим рискует,

А я придержу жар цыганских кровей…

Давай потанцуем,

Давай потанцуем?!



Давай потанцуем на свадьбе твоей,

Такою удачей жизнь редко балует,

Судьба-чаровница, не спорить же с ней…

Давай потанцуем,

Давай потанцуем?!



Давай потанцуем, да, слабый танцор –

Пусть плохо веду, но страстно прижму я.

А что уходить – такой коленкор...

Давай потанцуем,

Давай потанцуем?!



Давай потанцуем, обиды забыв.

Здесь свадьба твоя, уж ухожу я.

Сегодня прости этот страстный порыв…



…С чужою женою уже не танцуют…



(октябрь 1998г.)



© М.Н. Дюков, 2002 г.



“ Пахан “



Михаилу Исаевичу Таничу



Ну, что, Пахан, свои срока,

Как прокуроры дали, отсидели,

Теперь в душе, как никогда, покой,

А на висках красавицы-метели.



Да что, Пахан, об это говорить,

Когда звонки отмерили все сроки.

Осталось лишь чифиру заварить,

Смахнув в ладонь оставшиеся крохи.



Под утро не разбудит нас конвой,

Он свой паек на пенсии рубает -

Полученный за то, что нас с тобой

Во сне он и сегодня охраняет.



Ему не грех за это и налить,

Что выйдя в “свет” мы в люди тоже вышли,

А ведь могли в побеге пристрелить.

Ты знаешь сам, у них закон, как дышло.



Ну что, Пахан, свои срока с тобой,

Как фраера, по-чести отсидели.

В бараке нынче мертвенный покой,

Там не конвой, а белые метели.



И рельса старая качнет, как часовой:

-Дежурство принято... распахана запретка!

А вместо песен, только волчий вой

И скрип ворот до самого рассвета.



Кирка без дела брошена лежит,

Колючка ржавая без дела провисает...

Ах, время-время как оно бежит,

Но лагеря стоят и что-то ожидают.



И поведя от холода плечом,

Сказал Пахан: “Зачем ты память мутишь?

Чего смотреть, давай уже пойдем...

Ну что, зека, ты по-последней будешь?..”



(март 1996г.)



© М.Н. Дюков, 1992 г.







“ Моя улица “



На соседней улице

Жили Абрамовичи

И от солнца жмурится

Старый Моисей.

А чуть-чуть подальше

Жили Рабиновичи,

Не найти на свете

Улицы милей.



Припев: Еврейские кварталы - огромная семья,

Как мало нам для счастья не хватало

И тетя Роза громко нас ругала…

Помните ль об этом, мои друзья?!



И никто не спрашивал

Графу национальную,

Говорили: “Наше Вам”

Или там “Шолом! ”.

А в году семнадцатом,

Эх, резня повальная,

Запылала улица

Яростным огнем.



Припев.



Роза Моисеевна

С Фимой Рабиновичем

Раскусили дело,

Вдарились в бега.

И в дорогу дальнюю

Отпустил их ребе,

Хоть дорога эта

Очень нелегка.



На соседней улице

Нету Абрамовичей

И давно на кладбище

Старый Моисей.

Где-то в Израиле

Ныне Рабиновичи...

Нету больше улицы,

Улицы моей.



Припев.



(май 1992 г.)



© М.Н. Дюков, 1992 г.



«Тапер»



Опять тапер на клавиши выкладывает душу.

А мы пришли сюда,

А мы пришли к нему

Немного посидеть и музыку послушать,

Еще чуть-чуть кирнуть…

Все будет по-уму.



Припев: Играй, тапер, играй!

Пусть ноты, как дождинки,

Мне барабанят по крыше головы,

А я смахну с щеки случайные

Слезинки,

Но все поймете и простите вы.

Играй, тапер, играй!

А я на час забудусь

И что-то пропущу в вечерний этот час,

Но останавливать

Вас, спрашивать не буду.

Как мне порою не хватает вас.



Над стареньким фоно опять тапер согнулся.

Играет что-то мне,

Забытое давно.

Уж столько лет прошло и я сюда вернулся

Еще слегка кирнуть…

Все будет хорошо.



Припев.



(октябрь 1994 г.)



© Дюков М.Н, 2002 г.



“ Сирень ”



Я уткнусь лицом в сирень,

Чтоб не видели Вы пьяных глаз,

Чтобы Вам обо мне не болеть,

Отпускаю на волю я Вас.



Утеку я как годы в песок,

Словно память прошедших дней.

В Вашей ладанке мой волосок,

Да какая Вам польза в ней.



Я на свист Ваш уже не приду,

Стал мудрее, спокойнее уж.

Вы простите, забыл, не люблю,

А капризы исполнит пусть муж.



Я уйду по лесной росе,

Капли эти сбивая с листа,

Вы простите, я такой же как все

И сума моя вечно пуста.



Одуванчиком выстелю ночь,

Чтоб вдыхать ароматы ее,

Но что делать, коль сутки прочь

И под утро измять белье.



Только яблоня дышит в саду,

Жалко эти ветки ломать.

Я на свист Ваш уже не приду,

Да и кстати, стоило ль звать?!



(май 1997 г.)



© Дюков М.Н, 2002 г.



«Дорогая, прости…»



Сигаретная синь поплывет в полумраке,

Я прикрою глаза и увижу тебя,

За окном темнота, снова лают собаки,

Дорогая прости за разлуку меня.



Я не видел тебя три зимы и три лета,

А береза стучит мне в решетку окна,

Через год я возьму на вокзале билеты,

Дорогая прости, что сегодня одна.



Дорогая прости за ночей ожиданье,

Что постель холодна и подушка сыра

И спасибо тебе за любовь на свиданье,

Так нежна и тиха в эту ночь ты была.



Фотографию сына спрячу в бушлате,

У вора нет семьи – пусть твердят старики,

Я приду, завяжу и скажу: уже хватит

И по новой гоп-стоп мне уже не с руки.



Стынет в кружке чифир, отражается лампа,

Что уснуть не дает мне в бараке порой,

А усну и трясут мою душу этапы,

И выводит на снег вологодский конвой.



Дорогая, не плачь, я приду уже скоро,

В телогрейке с котомкой и в сапогах,

Обниму я тебя и заплачешь ты горько

И запрячешь лицо в моих грубых руках.



Сигаретная синь вновь плывет в полумраке,

Прикрываю глаза – снова вижу тебя,

Воют псы на луну, лают псы на бараки,

Дорогая прости за разлуку меня.



(ноябрь 2001 г.)



© Дюков М.Н, 2002 г.



«Мне – не наливать!!!»



Раз проснувшись на рассвете,

Огуречный хрясь рассол

И по этой вот примете

Сразу видно – очень зол.

Так вчера гуляли справно,

Пили водку и вино,

Но обидно и забавно,

Что не помню ничего.



Вроде выпили немного,

Ну, бутылок может пять,

Налегал все больше Леха,

Я ж просил не погонять.

И перцовка, и зубровка,

А потом коньяк пошел –

Позволяла обстановка,

Было ж очень хорошо.



Там меж рюмок танцевала

Чья-то пьяная жена,

Точно знаю – приставала,

Но к кому, так не хрена.

Почему в моем кармане

Чьи-то лифчик и трусы?

Видно был я очень пьяный –

В состоянье колбасы.



Завсегда найдется повод,

Чтобы рюмочку поднять

И потом затянет омут,

Я ж просил не наливать.

Как я выпью, так дурею

И беру такой разгон –

До сознания потери

Вновь хлестаю самогон.



- Ведь пора остепениться, -

Говорит жена опять

И дает опохмелиться,

Я ж просил не наливать

И здоровие поправить

Заглянул дружок-сосед,

Да на стол бутылку ставит,

Глядь – за окнами рассвет.



Так и наша жизнь проходит

Между кружек и рюмах,

Завязать бы надо вроде –

Появилась дрожь в руках.

Мой сосед пошел зашился,

Больше керю не узнать,

Но с утра опохмелился –

Говорил, не наливать.



Он такое там устроил,

Но не помнит ничего,

Санитаров было трое –

Увезли потом его.

Он, бедняга, объяснял им,

Что давно в рот не берет,

Но мигал уже фингалом,

Ох, и злобный там народ.



Русь сидела на стакане,

Ей уже не завязать

В винно-водочном тумане

Возглас был: «Не наливать!»

Только так бывает, знаешь,

Разговорчик меж собой:

- Ты меня не уважаешь?!

Вот и драка-мордобой.



Вновь с утра встаю я хмурый,

Настроенье чем поднять?!

Говорил вчера, в натуре,

Говорил, не наливать!



(февраль 1997 г.)



© Дюков М.Н, 2002 г.



«Все будет хорошо»



Я все делаю правильно,

Но немного не то,

С подмосковными кралями

Я спускаюсь в метро,

За любовь все заплачено

Но немного не то,

Ах, зачем же вы плачете,

В шов уткнувшись пальто?



Вы от холода ежитесь,

Да, немного не то

И тифозные ежики

Мне напомнят манто,

А потом на окраину

Надо вам поспешать;

С подмосковною кралею

Больше ночь не дышать.



Вы такая красивая,

Но туда вас за что

И совсем не строптивая,

Но немного не то.

А замерзшие рученьки

На губах оживут,

Свою треху получите,

В Бирюлево Вас ждут.



И вагоны постукивать

Будут в рельсы, а то!

И березки в окно кивать,

Но немного не то,

Я все делаю правильно,

Но немного не так,

Извините, что ранил Вас…

- Бросьте, это пустяк.



(июль 1997 г.)



© Дюков М.Н, 2002 г.



«Римское танго»



Сюжет такой простой –

нечаянная встреча,

Давно нас развели

года и города,

А кто когда сказал,

что время раны лечит,

Серьезно не любил,

быть может, никогда.



Припев: Танго поплывет в ночи над Римом.

Танго, как рифмованная боль.

Ты и я, мы были так любимы,

Пусть нас рассудит Бог,

Пусть все рассудит Бог.



Года смешали все –

нелепые обиды,

И фотографий блеск

давно уже померк,

Морщинки мостовых

и пыль на них прибита,

Да, столько утекло,

неумолим тот бег.



Припев.



Рука коснулась губ,

так много изменилось,

Но так знакомый жест

и запах от волос,

А может это все

нечаянно приснилось?!

Да, «Танго для двоих»

когда-то так звалось.



Припев.



(февраль 1998 г.)



© Дюков М.Н, 2002 г.



«Дворовый балагур»



Умирал дворовый балагур,

Умирал на Пасху так легко,

Просто кто-то не набрал «03»,

Просто не заметили того.



Думали, что новый каламбур,

Что на Пасху перебрал чуток,

Умирал дворовый балагур –

Тихо на скамеечку прилег.



И последний в жизни перекур,

Кто же знал, что отойдет легко?!

Умер наш дворовый балагур…

Ну, давай, дружок,

На посошок!..



Над двором голубке сделать круг

И лететь неведомо куда,

Не покормит больше старый друг,

А где нового найдешь – беда.



Умер наш дворовый балагур,

Умер так нелепо и легко,

Думали, что новый каламбур…

Просто не восприняли его.



(апрель 1998 г.)



© Дюков М.Н, 2002 г.



«Осенняя»



Заглянет в глаза осень тихая,

Словно друг, не звонивший давно

И наполнит сны мои рифмами,

Застучится дождями в окно.



Подберет такси запоздалое

На проспекте полупустом,

За загулы ты столько прощала,

Но опять не лежит путь мой в дом.



Я поеду немного проветриться,

Побродить в переулках один,

Что нет дома, пусть осень не сердится,

Ведь вчера только к ней заходил.



Парой слов с тишиной перекинемся,

Мы знакомы с ней очень давно,

Не молчанье мое не обидится,

Да и впрочем, не все ли равно?!



Не хмельной, просто пуст одиночеством,

Снова осень читает стихи

И не знаю, куда мне захочется –

От себя хоть кричи, хоть беги.



Заглянет в глаза осень тихая

И поймет, что опять приболел,

Поиграется слабыми рифмами,

Но останется все не у дел.



(октябрь 1998 г.)



© Дюков М.Н, 2002 г.



«Старое пальто»



Я надену старое пальто,

В унитаз спущу нелепую голду,

Замелькают станции метро,

Мне б найти единственную ту,

Что простит и все грехи поймет,

Где пропил и много растерял

И в моей душе растает лед,

Я к тебе приеду на вокзал.



Я к тебе приеду, только жди,

Не суди, что так заматерел,

Десять лет в моей душе дожди

Замывают слово лютое «расстрел».

Ты прости, лечусь я кабаком,

Заливая смертную тоску,

Слишком близко с нею я знаком,

Но в тебе нашел единственную ту.



Что явилась белою зимой

Раздирая сердце пополам,

Десять лет мне снился путь домой,

Я полжизни за него отдам.



А голда – дешевый ансофель,

Ты мне снишься, тем я и живу,

Вот приду и рухнем мы в постель,

Заласкаю я единственную ту,

Ей одной я сказки расскажу

Про края чудные – Севера,

Самородки в руку положу,

Чтобы эту сказку поняла.



А потом отправлюсь погулять,

Столько лет не видел я мостов,

Буду ночи белые встречать

У реки в граните у «Крестов».

Разольется надо мною неба синь,

И у Зимнего сверкают купола,

Ты меня за все грехи прости…

Сквозь года ты десять лет ждала.



Я надену старое пальто,

Завяжу все прежние дела

И приеду ночью на метро

На Крестовский, где меня ждала.



(октябрь 1998 г.)



© Дюков М.Н, 2002 г.



«Я таможни не боюсь…»



На таможне жара, хоть святых выноси,

За рубеж выезд как труден!!!

Запрещенное что?! Да Бог тебя упаси.

Но таможня шмонать, ох, как будет!



Припев: А я таможни не боюсь,

Так ведь нечего везти…

Ну, иконки а ля русс,

Ну, смотри и пропусти!

Ну, еще иконостас там Рублева,

Да, еще вот этот Спас…

Ну, будь здоровы!



Вот инспектор пристал, старается гад,

Перед Родиной выслужить хочется,

В чемоданах везу я родной Петроград,

Ох, терпенье мое скоро кончится.



Припев.



Ну, положте этот крест маво папочки,

Хоть иконка золотая, да не новая,

Ты глаза-то протри белой тапочкой,

Ну и что, что они все парчовые?!



Припев.



Вот таможню прошел и раздели меня,

Буду голым, но очень свободным,

Ты прости, дорогая родная земля,

Но ЧКа надоела до рвоты.



Припев.



На таможне жара, хоть святых выноси,

Вспоминает кто мать, а кто Бога,

Уж так издавна повелось на Руси,

Что в загранку трудна, ох, дорога.



Припев: Да чекистов не боюсь,

Сошка мелкая,

Ну, кое что там а ля русс,

На копейки ведь,

Там еще иконостас

Петра Первого,

За копейки ведь продаст,

Вот ведь стервы, а!!!



(август 1992 г.)



© Дюков М.Н, 2002 г.



«Поговорили»



Поговорили. Надо расставаться.

Еще мы встретися, дай боже.

И, продолжая грустно улыбаться,

Мы понимаем: никто спасти не может.

Нас

Сейчас.



И попрощались. Тронулись перроны

И самолет поднялся в облака,

Как тысячи других в тумане тонут,

И будут полные поломаны пока

Дни

Тоски.



Не сговорившись, только зная,

Мы бросимся в движении одном

Друг к другу, понесемся, забывая

Все то, что люди называют злом…

Тогда…

Всегда…



(февраль 1993 г.)



© Дюков М.Н, 2002 г.



«На таможне…»



На таможне

Чуть встревожены,

Только мне не лететь.

Вам сказал, что хотел,

Но уже не успел –

Никогда не успеть.



Припев: В зале ожидания толпа

И уже ненужные слова.

Ваш рейс не отложат

И Вам улетать, и надо прощаться.

Уже не отложат, и незачем ждать…

И мне возвращаться.



И потом по чуть-чуть,

Чтоб облегчить свой путь,

Бесконечный тот…

Мы по рюмке одной

Пополам со слезой,

Полетел самолет.



Припев.



На таможне

Припорошенный

Не ко дня сединой,

Вам в глаза заглянул,

Отвернулся, моргнул…

Ну, еще по одной?



Припев.



Вам полегче лететь,

Обо мне не болеть

И забыть, что тут

Вспоминаю я Вас,

Синеву Ваших глаз…

Пять прощальных минут.



Припев.



На таможне

Вами брошенный….



(февраль 1994 г.)



© Дюков М.Н, 2002 г.



«Медленный танец»



Кружится танец, медленный танец,

Хочется так все неловкости сгладить.

Я объясняюсь в любви неумело,

Вы так несмелы, наивно-несмелы.



Припев: В зале темно

И танец нас кружит,

Словно метель

Декабрьской стужи,

Что-то в глазах

Ваших мелькнуло…

Сколько же их

Вас обмануло?..

Сколько же их

Вас

Обмануло?!



Пуговку блузки Вы теребите,

За все слова в темноте извините,

Я так устал без любви и без ласки,

Что все теперь кажется сказкой.



Припев.



Утром забудется медленный танец,

Вам уходить, ничего не исправить,

Эти слова – все так несерьезно,

Но Вам уходить так рано и поздно.



Припев.



(декабрь1996 г.)



© Дюков М.Н, 2002 г.



«Я приеду…»



Я вернусь, когда меня не ждут,

Даже, может быть, не позвоню

И не буду нарушать уют,

Хоть я и по-прежнему люблю.



Припев: Наберу Ваш номер, помолчу.

Просто этот голос слышать я хочу,

Я уйду и даже не скажу,

Понимать меня я даже не прошу.



Я приеду просто по делам

В город Ваш, до одури большой.

Ну, зачем опять звоню я Вам,

Растворяясь в проводах душой.



Припев.



Если я Ваш номер наберу,

Муж тех сантиментов не поймет,

Лучше просто мимо я пройду,

У меня ведь скоро самолет.



Припев.



(январь 1997 г.)



© Дюков М.Н, 2002 г.





«После дождя»



После дождя по широким и чистым улицам.

После дождя – под намокшими липами.

Так вот и иду и мне захотелось зажмуриться

После тебя – переулками темными длинными.



Припев: Город мой спит и не знает,

Что я не приду к тебе,

Пусть он увидит

Сказки цветные во сне.

Город мой спит,

Он устал,

Так труден был день,

Утро пусть смоет

С лица его легкую тень.



После дождя хорошо мне и вольно так дышится.

После дождя просветлевшими окнами…

Так хорошо и легко мне сегодня так пишется,

Только таким я хочу чтоб меня запомнили.



Припев.



После дождя над асфальтом пар стелется.

После дождя капли последние капают.

Я не спешу – лишь на чудо можно надеяться.

В лужи теперь листья клена закапали.



Припев.



(февраль 1997 г.)



© Дюков М.Н, 2002 г.



«Письмо на волю»



Пишу я Вам нежные письма

И вновь объясняюсь в любви,

Вы стали кусок моей жизни

И в радость отпущены дни.

А я Вас люблю во всю ширь,

И все это значит,

Что я не заплачу,

Когда я поеду в Сибирь.



Наверно, меня Вы забыли

И почерк Вам мой незнаком,

Рассеюсь я лагерной пылью

Под ржавым тюремным замком.

А я Вас люблю во всю ширь

И это от Вас не скрываю,

Что Вас вспоминаю,

Плывя в Соловков монастырь.



Прошу я, меня извините,

Что смел написать вам письмо,

Вы письма мои разорвите

И бросьте все это в окно.

А я Вас люблю во всю ширь,

Вы это узнали,

Но в синие дали,

Поехал в родную Сибирь.



(май 1994 г.)



© Дюков М.Н, 2002 г.



«Ты далеко…»



Ты там далеко.

Шумная Москва.

Мне тут нелегко,

Только все слова.

Говорят друзья,

Это ерунда.

Только без тебя

Плохо иногда.



Припев: Ночь опустилась за окном,

Я верю – будем мы вдвоем

И в мягкой лунной тишине

Прижмешься снова ты ко мне.

Ты руку только протяни

И нежно-нежно обними,

Пусть очень долгой будет ночь…

Уйдут печали наши прочь.



Пустоту ночей

Трудно пережить,

Огоньки свечей

Освещают жизнь,

Налетит вновь грусть,

Дождиком всплакнет

И бумажный лист

Боль мою поймет.



Припев.



Старенький рояль –

Клавиш перебор.

Он поймет меня,

Этот разговор.

На вокзал приду

Встретить поезда…

Мне тут без тебя

Плохо иногда.



Припев.



(август1995 г.)



© Дюков М.Н, 2002 г.



«Пара голубей»



Пара серых подзамерзших голубей,

Ну, давайте поиграемся в любовь?!

А в кармане – пена прошлых дней

Разогреет застоявшуюся кровь.

Что вы ищите и что вам тут ловить,

Только пьяная и шумная урла,

Жаль, напрасно вас хочу переманить,

Только ночь имеет полные права.



Я ведь знаю, что осталось за душой,

Но напрасно прожигаете вы дни,

Не спешу я, но на вас махну рукой,

Эх, вы голуби, как бабочки любви.

Холодает, да и мне пора идти,

Ну, какой тут может, к черту, разговор,

Мне в ответ опять кивают фонари,

Подыграет рельс неясный перебор.



Пара серых подзамерзших голубей,

Я способен поиграться лишь в любовь,

Сизари вы благороднейших кровей,

Только с вами повстречаемся мы вновь.

Я-то знаю, надо будет уходить,

Впрочем, знайте, вас уже не жду.

Жаль, напрасно вас хотел переманить,

Только вот я не спеша один иду.



Вы окликните, но будет поздно все ж,

Поразмазаны дождинки в рукаве,

Я простил, да и забыл всю вашу ложь…

Только, знаешь, не приду уже к тебе.



(апрель 1997 г.)



© Дюков М.Н, 2002 г.



«Суета»

(дуэт)



Суета стала вдруг на пороге моем.

-Ну, так что, проходи и садись, вот мой дом.

На бегу мы встречались с тобою не раз,

А теперь посидеть-помолчать ты нашла себе час.



Припев: -Снег… снег… снег –

На крышах домов.

-Нет… нет… нет –

обрывки снов.

-Снег, суета.

-Извини, просто мимо

бежала, зашла.



Суета ничего не сказала в ответ,

Просто тихо прошла и включила на кухоньке свет.

Сигареты достала и чашку для чая нашла.

-Ты не звал, извини, я тут мимо бежала, дела.



Припев.



Я простился с тобой уже множество лет,

А ты снова приходишь, увидев на кухоньке свет,

Осуждать и любить меня не прошу.

-Отогрелась, спасибо за чай.

-Я тебя провожу.



Припев.



(апрель 1997 г.)



© Дюков М.Н., 2002 г.



«Послевоенная»



Детский ежик под рукой отца,

Мать тиха в платочке у крыльца,

В сорок пятом он пришел домой,

Без ноги, но все-таки живой.



Иногда плохие видел сны,

А свой праздник, что среди весны,

На девятое бутылку доставал,

Всех стаканом полным поминал.

«-Что тебе, сыночек, рассказать,

Как пришлось с фашистом воевать?!

Батальон в болоте замерзал…»

Только дальше батя не сказал.



Лишь рукою горестно махал:

Все, что надо, Родине отдал.

А сосед: «Да ты у нас герой!»

Мать тихонько: «Все-таки живой…»



Старый двор листвою прошептал

Имена, что батя вспоминал,

Очень много не пришло домой,

Этот без ноги, а все ж живой.

Вдовье горе спрятано в платок

И на память в сердце узелок,

И никто его не осуждал,

Что он часто крепко выпивал.



«-Что тебе, сыночек, рассказать,

Там пришлось такое повидать,

Пулемет косил за строем строй,

А тут я – с проклятою ногой.

Санитарочка-девчонка на спине

Доползла, а я уже в огне,

Залила водою дождевой,

Ей спасибо, что теперь живой.

Даже имя неизвестно мне:

Пулей шалой – дырка на спине…»

И вот так вернулся он домой,

Без ноги, но все-таки живой.



(июль 1997 г.)



© Дюков М.Н, 2002 г.



“ Зимний романс ”



На февральских штормах

зябнет маленький город,

Мы сбегаем туда

от невзгод и друзей

И гуляем в снегах,

пьем с бисквитами кофе,

А потом заспешим

в суету новых дней.



Пахнет йодом снежок

и хрустит под ногами,

А быть может на ночь

даст убежище нам

Этот гном-городок

со своими домами

В белых новых постройках

старины пополам.



А на склонах песок

осыпается пылью

И береза сползет,

не заплачет весной,

Не расскажет другим,

как здесь двое любили

И как вечером врозь

поспешали домой.



Запоздалый романс

запоется штормами,

Что, мол, скоро весна

застучит по стеклу.

Этот сон без прикрас,

как снега, не растает,

Ну, а этим двоим,

вновь спешить в суету.



(февраль 1999г.)



© Дюков М.Н, 2002 г.



“Ангел ночи”



Ангел Ночи тихо загрустил,

Ночь его скучна.

Как ее он только не любил,

А она ушла.

Ночь запахнет горьким табаком,

Мертвы зеркала

И под утро только лишь тайком

Позвонит она.



Чтобы рассказать о том, что нет.

Чтобы поругать весь белый свет.

Чтобы ущипнуть слегка его -

Больше ничего.

Чтобы побыстрей одной заснуть.

Чтобы позабыть дневную муть.

Чтобы растревожить сон его -

Только и всего.



Ангел Ночи тихо загрустил,

Ночь его пуста

И за все ее давно простил,

В сердце пустота.

Ночь запахнет новою весной,

Прямо до греха

И опять предутренней порой

Позвонит она.



Чтобы о другом поговорить.

Чтоб обиды прошлые забыть.

Чтоб под руки добрые его -

Только и всего.

Чтобы до утра уже не спать.

Что спешит его поцеловать,

Чтоб лечить бессонницу его -

Больше ничего.



(февраль 1999г.)



© Дюков М.Н, 2002 г.



“Журавли”



Закажу “Журавлей” в кабаке,

Не Бернеса, а старых, Вертинского

И они поплывут налегке,

Как тоска из края колымского.



Сколько раз так себе напевал,

На разводе стоял и насвистывал

И глазами их клин провожал,

Улетающих в небо чуть мглистое.



И зека понимали меня,

И прощали за голос простуженный,

Песнь летела вслед журавлям,

Подгоняемых зимними стужами.



Дай им Бог возвратиться весной,

Лишь глазами их провожу,

Через год возвращусь я домой

И на встречу к ним поспешу.



Закажу “Журавлей” в кабаке

Да упрячу в руки лицо

И они поплывут налегке

Над родительским ветхим крыльцом.



(февраль 1999г.)



© Дюков М.Н, 2002 г.



“Ваши розы”



Ваши розы,

как окурки на снегу,

А потом -

наш незаконченный роман.

Не к тому

и не за теми я спешу,

Чтобы водкой

зализать неровность ран.



Рваный почерк

сквозь окурки прошмыгнет,

Не осудят

за спиною, что люблю,

День неровный

снова в водосток уйдет,

Я опять один

стою не ко двору.



Вы не верите,

а я опять смолчу

И уйдете,

чтобы ночи сохранить,

навязаться

и присниться не хочу,

Вы простите,

но мне надо уходить.



Я на утро

сны блажные расскажу,

Но в тех снах

лишь розы глупые в снегах,

Вы не поняли

и вот я ухожу,

Чтоб излиться

на последок во стихах.



(март 1999г.)



© Дюков М.Н, 2002 г.



“ Я подарю тебе Москву ”



Я подарю тебе Москву

В распьяных запахах сирени,

Как позабытую тоску

Написанных стихотворений.

Я подарю тебе Москву

Всю в нескончаемых проспектах,

В своих легендах и секретах

Я подарю тебе Москву.



Я отдаю тебе Москву

С кагором масленой недели

И в теплых блинчиках икру,

Звон колокольных песнопений.

Я подарю тебе Москву

Есенина и Пастернака,

Донского строгую прохладу -

Я подарю тебе Москву.



Я подарю тебе Москву

В тоске осенних акварелей,

Как позабытую любовь

Написанных стихотворений.

Я подарю тебе Москву,

Что от Манежной до Арбата,

Где не гуляли мы когда-то,

Я подарю тебе Москву.



(май 1999г.)



© Дюков М.Н, 2002 г.



“ Милый, родимый ”



Ну, что, родимый, проходи!

Мы до утра проговорим,

Просил ты: строго не суди,

Я, мол, тебя уже простил.



Родимый, милый мой, окстись,

В чем виновата снова я?

Кричала я: остановись,

Давай же все начнем с нуля!



А вот теперь ты и пришел,

Как разломал радикулит,

Что, с молодой не хорошо?!

У ней проблемы, целлюлит?!



А у меня - потухший бюст

И дети наши вон уже

Мне из Парижа письма шлют...

А что ж ты не был в Париже?!



Ты ж кандидат усех наук,

Я ж - полуграмотна, темна,

Но только вот не надо рук,

Где нету рук, там нет греха!



Жалеть тебя?! А ты жалел,

Когда барахталась одна,

Семью тащила на спине...

Ах, значит новая жена.



Конечно, ты не виноват,

Все были ветрены, юны,

А помнишь десять лет назад

Как уходил ты из семьи?!



Да, что об этом говорить,

Так, ты надолго заходил?!

Ах, чаю бы в семье попить,

Ты адрес спутал...

крокодил.



(июль 1999г.)



© Дюков М.Н, 2002 г.



“Брату Жемчужному”



Н. Резанову



Сыграй-ка мне, Жемчужный брат,

Ту песенку неспешную,

Где речка тянется в закат

И верба плачет свечками.



Сыграй-ка мне, Жемчужный брат,

Мелодию старинную

И песню, ну, “Колоду карт”...

Жаль наши ночи минули.



Сыграй-ка мне, Жемчужный брат,

“Окурочек” на три струны,

А помнишь двадцать лет назад

С тобой мы были молоды.



Сыграй-ка мне, Жемчужный брат,

Аркадий хрипло подпоет,

Дождями снова Ленинград

Нас в наше прошлое вернет.



Сыграй-ка мне, Жемчужный брат,

Прошу тихонько “Журавлей”

И их неспешный караван,

Как строфы памяти твоей.



Сыграй-ка мне, Жемчужный брат,

И в синем дыме кабака,

Как двадцать с лишним лет назад,

На струнах вдруг замрет рука.



(июль 1999г.)



© Дюков М.Н, 2002 г.



“Не жалей меня“



Не жалей меня осеннего,

Жалостью не унижай,

А стихи мои последние

Ты по ветру разбросай.



Пусть кружатся птицы белые

Между листьев на ветру,

А весной к тебе приеду я -

Их на песни соберу.



Не ругай меня ты пьяного,

Проигрался в казино,

Я приду к тебе, желанная,

Постучу в твое окно.



Ты простишь меня, любимая,

За разлуку не ругай,

Сколько раз давала силы мне...

Нас венчал с тобой январь.



А стихи мои осенние

Пусть кружатся на ветру,

Дай же Бог, чтоб не последние -

Их на песни соберу.



Некозырная, пропащая

Осень путает следы,

Словно девочка гулящая -

Недалече до беды.



Не ругай меня ты позднего,

Засиделся в казино

И во всем виновна осень лишь,

Спрятавши твое окно.



Полупьяно куролесила,

Но отстала от меня

И в бумагу стих повесила -

Дым каминного огня.



Не жалей меня осеннего...



(ноябрь 1999г.)



© Дюков М.Н, 2002 г.



“В серой кепке“



Вы в серой кепке,

Я окурок на зубах

опять сжую

и плюну впопыхах

И что-то на подобие улыбки

(Ошибка?!)

Растает в этих белых облаках.



А мне в нелепой песне

не до смеха -

Опять аккорды сыпятся

с листва,

Грачи кричат мне в спину,

что уехал,

Душа моя бутылочно пуста.



Перебирая сплетни из Парижа

Я их не знал,

(да мне ли их не знать?!)

И так спешил, и знал,

что Вас увижу,

А вот пришел и нечего сказать.



Вы в серой кепке

мне помашете рукою,

А я узнаю то,

что в Вас любил

И двери

в наше прошлое закрою...

Простите мне, я многое забыл.



(декабрь 1999г.)



© Дюков М.Н, 2002 г.



«В моей горсти»

П.Л.



В моей горсти вся осень листьями.

В моей горсти все небо звездное.

Меня прости,

Но только истину

В моей горсти искать не поздно ли?!



В моей горсти цветы увядшие.

В моей горсти стихи измятые.

Ты не суди,

Что мы упадшие.

В моей горсти подушки мятные.



В моей горсти кусочки осени.

В моей горсти ладонь знакомая.

Меня прости,

Но сыт уж досыта

Брести один без сна и дома я.



В моей горсти стихи сплетаются.

В моей горсти воспоминания.

И так легко

Уже читаются

В дверях шаги да боль прощания.



В моей горсти листва осенняя.

В моей горсти палитра с красками.

А чушь нести

Под настроение,

Ты уж прости – такие разные.



(октябрь 1998г.)



© Дюков М.Н, 2002 г.



“Кресты“



Часовой на часах,

Часовой,

А в “Крестах”

Тишина и покой.

Песню только

выводит хор,

Скоро-скоро

Принесут приговор.

Коротка наша жизнь,

Коротка

И стремится ввысь

Все тоска,

Клен опавший

застыл у ворот,

А в “Крестах”

недоспавший народ.



И тоска будет в сердце,

Тоска

И плывут мерно так

Облака.

Словно строем,

Этапом плывут

И не воют,

Но куда-то зовут.

До утра все спит,

До утра,

Там петух прокричит,

Что пора.

Соберемся в маленький двор

И читать будут нам

Приговор.



Тишина звенит

И тоска...

Словно пуля звенит

У виска.

Что назначено,

Сбудется в срок,

Ты спеши,

Ты спеши жить, сынок.



(январь 1992 г.)



© Дюков М.Н, 2002 г.



“Закури, браток“



Закури, браток, закури.

Помолчим, что осталось вдали,

Кто когда и чего начинал,

Но один всем известный финал.

Ты в ладошку, браток, закури.

Топчут травы опять глухари,

За забором бушует весна

До утра не дает спать она.



Закури, браток, закури.

И ты много не говори,

Я пойму тебя даже без слов,

Да, такая штука любовь.

Не спеша я живу, не спеша,

не поймут меня кореша -

Столько лет со мною жила,

А вчера вот взяла и ушла.



Закури, браток, закури.

Помолчим мы про то до зари,

Над тюрьмою опять сизари,

Ну, так что же, браток, закури.

Закури, браток, закури.

Там осталось всего, потерпи,

Снова видишь забытые сны,

А свобода за гранью весны.



(май 1995 г.)



© Дюков М.Н, 2002 г.



“Коммунальная квартира“



В коммунальной квартире

тусклая лампочка,

Дерматин на двери

и трещит телефон,

Да сносились дотла

тонкие тапочки,

А в углу запыленный

сломанный зонт.



Коридор весь заставлен

ветхими шкапами,

Что хранят столько милых

и ненужных вещей,

Здесь мы жили когда-то

с мамами-папами,

Так любивших своих

непутевых детей.



А на кухне плита

вся забрызгана супчиком,

Слеповатым окном,

что в полосках бумаг,

Два облезлых кота -

"шантрапа" и "голубчики"

В старых рваных

валенках спят.



И ночной разговор,

что дымком тает в форточке,

Фронтовик и сосед

все о чем-то грустят,

Непришедших домой -

помянуть можно стопочкой,

Жены это поймут

и конечно простят.



(февраль 1998 г.)



© Дюков М.Н, 2002 г.





“7-47”



7-47... в Нью-Йорк и навсегда,

А возвращаться - детская причуда,

Вы просто уезжаете туда,

Я возвращаюсь просто, но оттуда.



А ностальгия - глупая беда,

Вновь разговор замесит в подворотне,

Вы завтра уезжаете туда,

Я возвращаюсь просто, но сегодня.



Да, там другие люди и дома,

И там другие песни над Гудзоном,

Вы просто уезжаете туда

И возвращаться, право, нет резона.



И я на проводах тихонько постою

На краешке, уже, воспоминаний,

А за отъезд, признаться, не корю

И, право, очень даже понимаю.



И мне теперь каштаны по прямой

Да разговор с друзьями до полночи,

Еще не распрощались мы с тобой,

А я уже скучаю очень-очень.



И будут между нами города,

Мне поезда, а Вам – аэродромы,

Пути пересекутся иногда,

Но нахмуритесь, как будто незнакомы…



7-47... в Нью-Йорк и навсегда,

А возвращаться - детская причуда,

Вы просто уезжаете туда,

Я возвращаюсь просто, но оттуда.





(июнь 1999г.)

© М. Н. Дюков, 2000г.



«Париж»

(вальс-романс)



Под дождями Париж засыпает,

Укрываясь пледом листвы

И шарманщик тихо играет

Тот забытый мотивчик любви.



И бреду я Латинским кварталом,

В спину смотрит неоном Пигаль.

Осень в гости опять опоздала

И цветов неподаренных жаль.



А над Сеной мосты изогнулись,

Полусонно в воду глядят,

Мы с любовью моей разминулись

И года, словно листья, летят.



На Сен-Жорж осень хлопнет в ладони,

Заглянувши на ночь в Мулен-Руж

И по улочкам ветер погонит,

Замутя гладь зеркальную луж.



Уезжаю и вновь возвращаюсь

На парижскую рябь мостовых,

Расстаюсь я и снова влюбляюсь

В круговерть улиц тех суетных.



Подоткнув листья теплого пледа

И укрывшись ладонями крыш,

Он проснется каштанами к лету

И опять забурлит мой Париж.



(июнь 1997г.)



© М. Н. Дюков, 1997г.





«Тост за друга»



Я хочу выпить стопку за друга,

Что всегда мне в беде помогал

И пускай нам порой было трудно,

Только он никогда не предал.



Я хочу выпить стопку за друга,

Что делился последним куском.

Ты прости, коль случалось быть грубым

И порой говорить матерком.



Только друг все равно не услышит,

Он ушел от меня навсегда.

Не позвонит он, не напишет

Писем мне никогда, никогда.



С добрым словом к друзьям успеваем

Лишь на кладбище тихо придти

И тогда мы про все вспоминаем:

Горе-радости, наши пути.



И не грех выпить стопку за друга,

За помин его светлой души.

Слезы душат, дышать очень трудно…

Слишком долго друг к другу мы шли.



Я хочу выпить стопку за друга

И хочу эту песню допеть,

Тихо плачет гитара-подруга,

Продолжая со мною скорбеть.



(май 1995г.)



© М. Н. Дюков, 1995г.



«Песенка о себе»



Наркоман, алкоголик и пьяница,

Вот стою я на Божьем суде,

на весах моих стрелка качается,

Да не знаю в какой стороне.



Ангел будет читать обвинение

И раскладывать все по весам,

Все воздастся мне, мне без сомнения,

По земным суетливым делам.



Я ругался, пил водку, беспутствовал,

Но не делал в жизни я зла

И стихами своими безумствовал,

Уж не мне об этом судить.



За спиной пересуды различные

Поспешали до края налить,

Может было что там неприличное,

Уж не мне об этом судить.



Не надеюсь на райские кущи

И не страшен мне огненный ад.

Слушай, ангел мой, может лучше

Отпустил бы меня ты назад?!



Наркоман, алкоголик и пьяница

Я предстану пред Божьим судом,

Может что-то мне засчитается...

Что гадать, все там будем потом.



(май 1997г.)



© М. Н. Дюков, 1997г.



«Ни письма, ни звонка »



Ни письма, ни звонка,

ни вестей забугорных,

Разольется тоска

без краев и в стакан,

А гитары молчат

Третий день в подворотнях,

То покинул Россию

ее хулиган.



Ни строка, ни аккорд

тишину не разрежут

И оглохший народ

одурел от жары.

А охапки цветов

у ограды так свежи,

Но не знает никто

путь в другие миры.



Панихиду читать

не хватило дыханья,

А священника звать

не додумал никто.

И охапки цветов

вслед плыли на прощанье

мимо окон слепых,

мимо станций метро.



Ни письма, ни звонка,

ни вестей забугорных,

Разольется тоска

без краев и в стакан,

А гитары молчат

Третий день в подворотнях,

Так покинул Россию

ее хулиган.



(октябрь 1998г.)



© М. Н. Дюков, 1998г.



«В магаданском ресторане»



В магаданском ресторане

Вновь горят колосники

И на стойку тете Мане

Лист швыряют мужики.



Надо пиво с подогревом,

А потом еще ерша,

Выдыхаем мы налево –

Поправляется душа.



А песок хрустит в подкладке,

Оживляя разговор,

Все нормально, все в порядке,

Скоро свалим на курорт.



Приласкает центровая,

Носом чуя длинный рубль,

Хохотнет, что не такая

И пойдет на третий дубль.



Край суровый приколымский,

А столица – Магадан,

До всего тут очень близко,

Коли денег чемодан.



А тапер слегка фальшивит,

Попадая нам не в такт,

Ты его не трогай, милый,

Он талантлив – это факт.



И коньяк пойдет за водкой,

Согревая горло нам,

А с горошком бок селедки –

Полкило на двести грамм.



А в магаданском ресторане

Отогреемся душой,

Лист отсыпем тете Мане,

Что опять прийти с тобой.



(май 2001г.)



© М. Н. Дюков, 2001г.



« Зековский вальс »



Помните зековский вальс

Тот, что летел над тайгою.

Он мне напомнит про Вас

Поздней осенней порою.



Помните зековский вальс –

Чуть неуклюжие ноты,

С рифмой «потом» и «сейчас»,

Сложенных после работы.



Он помогал, этот вальс,

Выжить в снега и морозы.

Тихо сыграю для Вас,

Спрятав невольные слезы.



И полетит над тайгой

Стаей большой журавлиной,

Пусть возвратятся весной

Стройным курлычущим клином.



Вспомните зековский вальс,

Что на гитаре Вам тренькал,

Он мне напомнит про Вас,

Как запахнусь в телогрейку.



(сентябрь 1998г.)



© М. Н. Дюков, 1998г.



«Окончен путь»



А. Димитриевичу, Ю. Бриннеру



Припев: Окончен путь,

Устала грудь

И, может быть,

Нам надо отдохнуть!

Я не грущу

И не спешу,

И даже роздыха

У жизни не прошу.



Ты не грусти, все отпусти.

Врагов прости, друзей прости!

Досталось много нам –

Так ведь всегда, но зла не помни

Ты никогда.



Припев.



Несется жизнь, эх, прямо ввысь.

А черти брысь, отсюда брысь!

Идите прочь же вы –

Не вышел срок. А жить всегда спеши,

Спеши, сынок.



Припев.



Да, было все и даже то,

О чем бы петь, да не успеть.

Судьба лихая птица

Все в даль спешит, а в сердце радость –

Эх, не болит.



Припев: Окончен путь,

Но дышит грудь,

А ноги просят,

Просят отдохнуть.

А жизнь одна,

Пусть седина…

Но ты ее, эх, пей до дна!



(март 1992г.)



© М. Н. Дюков, 1997г.





«Песенка»



Т. Лебединской



Закат бордовый, как щеки пьяницы,

Рубин вина зажат в хрусталь

И что там скажете, какая разница,

Ведь не о том сейчас печаль.



Припев: B «Атлантик-Сити» Вы приглашаете,

А я Вас в «Яр» опять зову.

Но наперед Вы точно знаете,

Что это все не наяву.



Встревожит душу слово русское,

Замрете Вы на шумной стрит,

Опять в глазах до боли грустных

Неясный свет перегорит.



Огнем осенним тихо крошится

Под ноги нам уже листва,

К чему печалиться и так тревожиться,

Что здесь Нью-Йорк, а не Москва.



Припев.



Закрыв глаза опять увидите

Арбатский дворик и дома.

...Я улетаю. Все. Дай боже, свидимся.

Ведь Вам Нью-Йорк, а мне - Москва.



(февраль 1995г.)



© М. Н. Дюков, 1995г.

Ссылки для профиля Михаил Дюков

Страница Михаила Дюкова:
http://folkzona.narod.ru/dukov.html

Статистика профиля Михаил Дюков

Биография »есть
Фотографии »18
Статьи »17
Видео »0